Чтобы попасть на прошлой неделе на Анюйский рыбоводный завод, где как раз должны были выпускать в Амур мальков осетра, пришлось согласовывать поездку уже не с директором завода А.В. Романовым, а в более высокой инстанции. Причина проста: теперь предприятие официально называется Амурский филиал ФГБУ «Главрыбвод» «Анюйский рыбоводный завод».

На завод мы приехали ближе к полудню, как раз в одно время с комиссией из Хабаровска, члены которой ведут подсчёт выпускаемых в Амур мальков и контролируют весь процесс их погрузки в «живорыбки», перевозку к причалу в Найхине и т.д. Об этом чуть позже. А пока у нас есть немного свободного времени, обращаемся к главному рыбоводу осетрового завода Татьяне Нагибиной с просьбой пройтись по просторным помещениям, где в больших бассейнах содержатся крупные и поменьше рыбины заводского стада. Видели их уже не раз, но зрелище по-прежнему завораживает.

Татьяна даёт нам в провожатые (без этого нельзя) рыбовода Евгения Бельды. На заводе он работает почти восемь лет и всё здесь знает до мелочей. Если калуги и осетры зимой в холодной воде малоподвижны и почти не питаются, то сейчас в тёплой воде очень активны.

Полюбовались мы и шустрой форелью, которую тоже нередко называют царской рыбой. В Амуре она не водится. Да лучше и не надо, объяснил Евгений. Форель – тот ещё хищник. Запусти её в реку, так скоро другой рыбы меньше станет.  Для наглядности рыбовод бросает в бассейн несколько гранул корма. И вода в этом месте сразу как будто вскипает.

Форель здесь выращивают не первый год, о чём мы уже рассказывали. От своего заводского стада, которое постоянно обновляется, получают и немного доращивают мальков. Они пользуются спросом у предпринимателей, выращивающих их в частных выростных прудах и затем реализующих потребителям.

Но нам пора отправляться в летний цех, где в бассейнах поменьше плещутся тысячи маленьких осетрят. Совсем скоро они окажутся в незнакомой и пугающей своим размахом, но родной стихии Амура. И рыбоводы уже готовы к их пересадке в «живорыбки» - специальные емкости, в которых перевозят живую рыбу. Процесс несложный, но достаточно трудоёмкий. Сначала на весах взвешиваются пронумерованные вёдра, наполовину наполненные водой. Затем рыбоводы несут их в другой конец цеха, где сачками из бассейнов отлавливаются мальки и пересаживаются в эти самые вёдра. После  этого – повторное взвешивание. Когда известен средний вес одного малька, не трудно подсчитать, сколько их находится в каждом ведре и сколько в итоге загружено в каждую «живорыбку», установленную в кузове автомобиля. При этом туда подаётся кислород, чтобы его концентрация в воде не уменьшалась. Именно в таких условиях рыбоводы отправляют на Тумнин и мальков зелёного краснокнижного осетра. Но до горной речки далеко, а до Найхинской протоки всего несколько минут на машине.

Специалисты из Хабаровска записывают в журнал вес каждого ведра с мальками, которые затем подаются на борт КамАЗа, где установлены две «живорыбки». Уже знакомый нам Евгений Бельды с напарником переливают содержимое вёдер в ёмкости. Сколько помещается в одну? Порядка шести бассейнов, вернее - мальков из них. А в каждом бассейне находится около трёх тысяч маленьких «колючек». В общем, в каждую «живорыбку» помещается 16-17 тысяч мальков.

Забрав полный комплект «пассажиров», водитель КамАЗа уезжает на пирс. На место его автомобиля подъезжает другой. Процедура загрузки мальков повторяется. И уже за этой машиной мы тоже отправляемся на берег, где к пирсу пришвартована баржа «Рыбовод Амура». В три больших бассейна непрерывно подаётся проточная вода. Сюда же через шланг большого сечения  рыбоводы «сливают» мальков из «живорыбок». Машины снова уходят на завод. Мы остаёмся на берегу дожидаться их возвращения.

Клубившиеся недавно на небе тёмные тучи, обещавшие дождь, как-то незаметно расползлись по сторонам. На улице жарко и душно. Прохлады ожидать уже не приходится. Но вот одна за другой возвращаются гружёные мальками машины. Вместе с ними приехали и члены комиссии, с которыми познакомились ещё на заводе. В том числе и юрист Наталья Нагорненко, при содействии которой нам был открыт доступ на завод. Надеемся, что наше сотрудничество продолжится, ведь впереди ещё кетовая путина.

Вместе с девчатами спускаемся с пирса на палубу баржи. Здесь под навесом всё же не так жарко. И от воды тянет едва ощутимой прохладой. Пришвартованный к барже катер медленно отчаливает от пирса и идёт на глубину, разворачиваясь против течения. Начинается последний этап «переселения» мальков осетра на постоянное место жительства.

Рыбоводы открывают заслонки в нижней части бассейнов, и вода из них мощным потоком падает в реку. Вместе с ней туда устремляются и осетрята. Когда воды в бассейнах осталось совсем немного, парни вооружились сачками, привезёнными с завода: оставшихся мальков теперь надо ими вылавливать и выбрасывать в протоку. На это уходит какое-то время.

Но вот работа закончена. Последние мальки отправились в свой опасный, долгий, а, может, совсем короткий путь по бескрайним для них просторам протоки, а потом и Амура.

Приехавшая из Хабаровска заместитель начальника филиала «Главрыбвод»  Инна Наумова говорит, что нынче будет проведён ещё один выезд на протоку. И на следующий день тоже. Но всё, что нам было надо, мы увидели и сфотографировали. Поэтому, пожелав всем успешного завершения дня, отправляемся домой.

Через пару дней, когда материал уже почти был готов к печати, мы связались с Александром Викторовичем Романовым, чтобы узнать окончательные результаты по выпуску мальков. Он ответил, что очень доволен работой коллектива. Норму рыбоводы выполнили полностью. В Амур выпущено 306 тысяч мальков калуги и 270 тысяч мальков осетра. Но в бассейнах завода ещё остаются маленькие «колючки». Их выпустят в начале августа. Это компенсационная партия по договору в качестве возмещения наносимого реке ущерба браконьерами и немного оставшихся сверх нормы.

А мы очень надеемся, что эта наша поездка на Анюйский рабоводный была не последней.

Подготовила Галина Конох
Фото Любови Степанюк

У Вас недостаточно прав для комментирования