Ежегодно охотники-промысловики с ноября по февраль уходят в тайгу. Это сейчас обилие техники позволяет за зиму несколько раз выехать домой, а раньше такие побывки случались гораздо реже.

В тот год мы охотились с напарником Александром Викторовичем Ратошнюком, бывалым таёжником. По вечерам, возвращаясь в зимовье, растапливали печку, готовили ужин. За долгими разговорами при мягком свете керосиновой лампы обрабатывали добычу, пойманную за день. А это и белка, и норка, и колонок, и соболь, конечно. Переделав все необходимые дела, ложились спать, не забывая ночью подбрасывать дровишки в печурку. И вот так весь сезон.

Казалось бы, однообразие таёжной жизни должно быстро наскучить, но, нет. Каждого охотника осенью так и тянет в таёжные дали. За день можно увидеть множество следов животных, некоторые из них приходится «распутывать» по пол дня. Уставали до изнеможения, почти доползали до избушки, но на следующее утро опять отправлялись по своей тропе навстречу изменчивой охотничьей удаче. Не даром в народе говориться: «Охота – пуще неволи».

Много разного случалось за это время, хочу рассказать об одном запомнившемся случае.

Мои охотничьи угодья располагались неподалеку от села Арсеньево у сопки под названием Синяя (по карте - г. Круглая, 999 метров над уровнем моря) на реке Моади. Однажды вечером, возвращаясь в зимовье, размышляя о предстоящей встрече с товарищем, мечтая о тепле и горячем ужине. Январь был студеный, градусов 30, не меньше. На лыжах я приближался к избушке. Окружавшие меня сумерки сгущались все больше и больше. Мои собаки Компас и Юля радостно побежали вперед, учуяв жилье. Сумерки сгущались (зимой уже в шестом часу ничего не видно вокруг), темнота опускалась до самой лыжни.

Вдруг, треснул сучок и раздался глухой звериный рык… Я остановился, стал слушать. До зимовья оставалось метров 50, не больше, в темноте уже угадывался ее контур. В окошке горел свет, значит Александр Викторович вернулся сегодня первым. Наверное, и ужин уже на плите. В голове промелькнуло: почему не залаяли собаки? Может быть, устали? Казалось, что тишина наполнилась угрозой. Я неподвижно стоял, прислушиваясь к каждому шороху, но рычание не повторилось.

Осторожно сняв с плеча ружье и подождав несколько минут, понял, что начинаю подмерзать, а избушка-то совсем рядом. Медленно-медленно, боком-боком стал отступать в сторону зимовья. Благополучно преодолев последние метры, подошел к домику. Собаки, мирно свернувшись клубочками, уже спали на снегу.

За ужином рассказал все напарнику, который был весьма встревожен возвращением одних собак. Всю ночь ворочался. Не покидала мысль: кто же это был?
Утром чуть только рассвело, побежал смотреть следы. А увидев, рассмеялся. Страшным зверем оказался… соболь! Есть у этих зверьков такая привычка – грозно рычать, проявляя так своё недовольство, а может быть, чтобы напугать. И действительно, пушистому «шутнику» это очень хорошо удалось. С тех пор, как только вижу соболиный след, сразу же вспоминаю о ночной встрече.

Соболь. Фото © Валерия Бадулина

Во все века Россия славилась своей пушниной. Особо ценным всегда считался мех соболя. Обладание соболиной шубой считалось большим достоинством. Прошли века, но мех соболя все также самый ценный в мире.

В 30-е годы 20 века животное находилось на грани вымирания из-за чрезмерной добычи. Государством был принят ряд комплексных мер по охране соболя, которые дали положительный результат. Уже через 30 лет численность этого зверька достигла отметки 290-300 тысяч особей, что позволило снова возобновить промысел.

Соболь относится к семейству куньих, с длинным гибким телом (30-50 см.) и пушистым хвостом (18-20 см.). Охотится соболь на птиц, мелких грызунов, зайцев, белок, может поедать выводки мелких птиц. Нередко выходит на охоту в ночное время. Из растительной пищи предпочитает разнообразные ягоды, семена сосны корейской.

Соболь – настоящий хищник, ловкий и сильный, идеально приспособленный к тайге, живущий поодиночке. Если встречается с сородичами, то нередки драки. У каждого животного есть свой участок, куда посторонние не допускаются. А посторонние - это сородичи и другие куньи, которые питаются той же пищей, что и соболь. Старается не появляться в местах присутствия человека. Для проживания выбирает кедрово-широколиственные и темно-хвойные леса.

Потомство у соболей появляется весной. Беременность самки продолжается 8-9 месяцев. На свет появляются 3-7 маленьких щенков. Гнездо самка размещает в дуплах поваленных деревьев, в пустотах на каменных осыпях, которые выстилаются травой и шкурками убитых грызунов.

Соболята. Фото National Geographic

После рождения соболята беспомощны, но быстро растут и развиваются. За короткое время «соболиного детства» мать успевает научить их добывать себе пищу на своем примере. И уже через 3 месяца, в июле, соболята уходят из гнезда вполне самостоятельными животными, начиная поиски «своего» участка.
Продолжительность жизни соболя в дикой природе - 8-9 лет. В жизни соболя много опасностей. В первую очередь, это харза, рысь, росомаха, а также крупные пернатые хищники – орланы, филины, неясыти, ястребы и другие. Соболь обитает на Алтае, в Сибири и на Дальнем Востоке России. На территории национального парка «Анюйский» соболь вместе с такими куньими, как харза, колонок, норка, горностай, росомаха, ласка, является обычным животным.

Со слов Андрея Богдановича Коржака
записала Марина Ридель

У Вас недостаточно прав для комментирования