1 сентября. У каждого из нас эта дата ассоциируется со школой. А что такое школа? Школа – это детство. Безоблачное и задиристое, весёлое и романтичное, беззаботное и незабываемое, расцвеченное самыми светлыми воспоминаниями. Но не всегда детство бывает таким. Сегодня, 1 сентября, накануне 73-ей годовщины со дня окончания Второй мировой войны, мы вспомним тех, чьё детство было оборвано войной, тех, которым присвоен официальный статус «Дети войны». В нашем районе их сегодня семьсот двадцать человек.

Своими воспоминаниями с нами поделилась Нелли Митрофановна Кочеткова, жительница с. Троицкое.

«В этом году мне исполнится восемьдесят пять лет. Я из того поколения, чья жизнь вместила эпохальные события, но эти четыре года оставили неизгладимый отпечаток – Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Страницы моего военного детства невозможно вычеркнуть, невозможно забыть!

Сентябрь месяц 1941-го. Я уже два месяца училась в первом классе, а далеко на Западе шла страшная война. Так начиналось моё военное детство. Несколько лет спустя я напишу своё первое стихотворение «Шла война».

Всплывает в памяти такой случай: метёт колючая позёмка, мороз под 40, со стороны Амура по протоке Сия приближается колонна новобранцев - они прошли пешком от Найхина до Троицкого через Иннокентьевку, Нерген, Малмыж. Колонну сопровождает человек в военной форме. У многих натёртые ноги, а за спиной - скудные катанки, в которых ещё хранится домашнее тепло. Среди них есть совсем ещё молодые парнишки, которые не представляют, что ждёт их впереди.

Вот и столовая на высоком берегу, там горячий ужин в глиняных мисках и вкусный компот. Заведующей столовой была моя мама Тамара Гавриловна Гребенщикова. Она всего-то на два-три года старше их. Ребят встретили теплом и заботой. На ночь всех расселили по квартирам. У нас тоже ночевали два парня. Бабушка моя Дарья Анилимовна и дедушка Тарас Васильевич заботились о них, напоили молоком, забинтовали стёртые ноги, угостили дедушкиным табаком. А я и две мои младшие сестрёнки Майя и Светланка наблюдали за ними, выглядывая из-за шторы с большой бабушкиной кровати, при слабом огоньке коптилки.

Утром всё село вышло их провожать. Ополченцам предстояло ещё пройти сорок километров по замёрзшему Болонскому озеру, дальше от станции Тайсин их отправляли в Хабаровск, оттуда - на фронт.

Первая военная зима. Моё родное село затерялось в белых сугробах, притихшее, печальное. Уже многие семьи проводили на фронт своих отцов, мужей, братьев, уже с болью в сердце слушали сводки информбюро, уже получили первые похоронки.

А я продолжала учиться в первом классе. Сохранилось фото. Среди нас - добрая и милая учительница Анна Ефимовна. Все четыре военных года она помогала нам выносить тяготы этой войны. Не было тетрадей, и мы выводили между газетных строчек слова «мама», «мир», «Родина». Иногда нам давали по ложке сахара, чтобы не обессилели. Однажды истопник рано закрыл трубу, и весь наш класс угорел. Выбравшись из школы, мы расползлись по снегу. Наш дом был рядом, и всех принесли к нам, пока родители не разобрали детишек по домам.

Так проходило моё военное детство на самом Дальнем Востоке. Взрослели и умом, и сердцем. На наших глазах седели бабушки и мамы, склонившись у окна над письмами с фронта.

«…Мы на фронт писали
И бойцам кисеты сами вышивали.
Дедушка махорку набивал в кисеты,
Детскими словами души их согреты.
Варежки, платочки, собраны по хатам
И на фронт отправлены дорогим солдатам.»
(«Была ли война?»)

Время шло, и, наконец, дождались! Победа! А вслед за ней - самый горький для меня день, 14 июня 1945 года, когда не стало моей любимой мамочки. В конце 1944 года она сильно заболела, простыла в столовой, которую некому было ремонтировать. Мама уже совсем слегла, и поэтому разрешили бабушке выдавать продукты поварам. Ждали весеннюю распутицу. Отец отвёз её первым пароходом в Хабаровск, но было уже поздно. Ох, как больно моему сердцу, ведь ещё на недельку бы раньше - и могли бы спасти!

Хоронить маму пришло всё село, от малого до старого. Её все очень любили. У могилы говорили тёплые слова в её адрес, а на тумбочке поставили красную звезду. Когда меня спросили, что я скажу, прощаясь с мамой, я только и могла произнести: «Тише, ели, не шумите, нашу маму не будите»…

Пройдёт несколько лет, и я стану писать стихи о войне. И первое из них - «Шла война», в которое я вложу сердечную боль о том далёком военном детстве.

Война давно закончилась, но её отзвуки навсегда оставили тревожный, не зарастающий след в душах таких, как я, детях войны. Может быть, именно поэтому любое упоминание о военных действиях вызывает щемящее чувство.

Однажды я прочитала заметку в газете о польской девушке, которая погибла в советском танке. Удивлённые крестьяне, хоронившие героя, с горьким состраданием увидели в нём молодую девчонку. Позже станет известно её имя - Станислава. Так и называется моё стихотворение «Станислава».

«Лежит она в братской могиле большой
С ребятами Тулы, Керчи, Богуслава,
Что шли, не страшась, в самый яростный бой,
Чтоб стала свободной, счастливой Варшава!»

В 1973 мне пришлось лечиться в Башкирском санатории «Шафраново». Там я написала стихотворение «За шафрановским лесом». Весь месяц я ходила к обелиску, посвящённому похороненным там солдатам, не выжившим от тяжёлых ран. Горько было смотреть на эти печальные звёздочки на снежном кладбище, - 400 могилок совсем молодых ребят, не доживших до Великой Победы:

«Солнце светит для нас и для наших детей,
И синеет над Родиной мирное небо!
Но Отчизна не сможет забыть сыновей,
Что погибли в боях за Победу.
Тихо шепчутся травы степные с цветами,
И склоняются ниже ветви грустных берёз.
Преклоняем мы головы наши пред вами
И у ваших могил не стыдимся мы слёз».
«За шафрановским лесом».

Сейчас на Западе идут войны. И их тоже развязал человек. Горько и обидно, что где-то там гибнут и взрослые, и дети. Так и хочется кричать: «Всё равно мир победит войну, а добро победит зло!».

Я благодарна правительству, что о нас, детях той страшной войны не забыли. И знаю, что у нас есть сильная, мирная армия, и моё сердце спокойно за своих детей, внуков и правнуков. А память о том далёком и горьком детстве всегда жива в моём сердце».

Подготовила Саша Лемза
Фото из архива Н.М. Кочетковой

У Вас недостаточно прав для комментирования