И будет так. Неотвратимо будет.
На сцену выйдет в орденах старик:
Последний на планете фронтовик.
И перед ним в порыве встанут люди…
И голосом спокойным и усталым
Солдат бывалый поведёт рассказ:
Как эту землю вырвал у металла,
Как это солнце сохранил для нас.
И парни будут очень удивляться,
Девчонки будут горестно вздыхать:
Как это можно умереть в семнадцать,
Как можно в годик маму потерять!
И он уйдёт, свидетель битвы грозной,
С букетом роз и маков полевых…
Запоминайте их, пока не поздно,
Пока они живут… Живут среди живых!

Николай Рыбалко.

 

Давно-давно, ещё девчонкой, я услышала эти стихи и, глядя на дружные ряды ветеранов Великой Отечественной, на их весёлые лица, какую-то завидную сплоченность, проступающую героической романтикой, единомыслием, неподкупностью, несокрушимой силой и молодостью, думала, что такой момент никогда не наступит.

Они всегда БУДУТ.

БУДУТ среди нас.

БУДУТ вот такими неповторимыми стайками с весёлыми и озорными лицами украшать народные гулянья после официальных мероприятий Дня Победы.

Всего на один день, забывшие горечь потерь, старые раны и невзгоды.

Всего один день называть друг друга «ребята», «мальчишки», «девчонки».

А вы говорите, что нет машины времени! Всего на один день на встречах однополчан они словно поворачивали стрелки часов назад. Да и кем были более полувека назад эти убелённые сединами герои? Юными двадцатилетними людьми, отстоявшими нашу Родину.

Подростками мы не пропускали ни одного городского праздника. Центральные улицы города были предоставлены пешеходам, и мы, радостные и весёлые, шли, любуясь ярким зрелищем. Нам, никогда не видящим войны, передавалась атмосфера общего ликования.

Гораздо позже, став уже взрослой женщиной, отвечающей за праздники, я любила после окончания торжеств увести на улицу организаторов и ветеранов. Мы шли дружной командой с баяном и гитарами, пели, танцевали,… Встречные люди примыкали к нам. Поколение, помнящее войну, говорило: «Можно с вами? Вы как будто из мая сорок пятого».

Как правило, наш путь лежал по улице Серышева, прирастая всё новыми и новыми  участниками шествия, и на стадион имени Ленина мы приходили уже многолюдной колонной. Кто-то усаживался на газон, кто-то танцевал, кто-то пел, над нами витал воздух свободы и полнейшего счастья. Я тогда часто думала: «Ну, почему родилась так поздно!? Вот они - настоящие люди! Только они умеют так радоваться жизни!»

Приведённые выше стихи не вспоминались долго. А потом вдруг как-то в геометрической прогрессии стали редеть ряды наших ветеранов-фронтовиков: меньше кресел требовалось в актовом зале, сократилось количество столиков в кафе, концертная бригада раньше обычного возвращалась после объезда квартир «не выездных» участников войны.

Время безжалостно. Безжалостно даже к героям.

И вот сегодня «на сцену выходят ПОСЛЕДНИЕ НА ПЛАНЕТЕ ФРОНТОВИКИ».

Самым молодым из них сегодня больше 90 лет. Они «пока ещё живут среди живых!» Вот и в нашем районе  74 годовщину со Дня Победы будут встречать только два ветерана-фронтовика.

Есть ещё одна когорта людей, вынесших все тяготы войны, внесших свой неоценимый вклад в ВЕЛИКУЮ ПОБЕДУ, – это труженики тыла.

Помню, моя бабуля до войны, во время войны и после её окончания работавшая в военизированном колхозе, занимавшемся разведением племенных лошадей для Красной Армии, возмущалась: «Иван Иванович – участник войны, а я – труженик тыла, а ведь работали в одном месте, только в разных кабинетах». Мне до сих пор странно, как не пострадала в те годы наша семья. Муж бабушки был потомственный офицер, из рода, несколько веков занимавшегося коневодством. Видимо, уж очень ценный был специалист! Говорила, что свой день он начинал с обхода табуна, но как-то непонятно себя вёл: здоровался с каждым скакуном, разговаривал, а потом целый день лежал возле них, почитывая книжку – летом в стогу сена, зимой – в конюшне. Все удивлялись, когда обслуживающие лошадей солдаты не могли выяснить причины беспокойства животных, он со стороны спокойно говорил: «Что тут не понятного, он же у тебя воды просит, или у него что  с…» Вот так, словно понимал язык лошадей. Видимо, эта  любовь передаётся генетически, моя внучка просто бредит лошадьми.

Советские фотожурналисты и кинооператоры у здания Рейхстага. Слева на право, первый ряд: Г. Самсонов, А. Морозов, Ф. Кислов, Л. Железнов, И. Шагин, О. Кнорринг; второй ряд: С. Альперин, А. Капустянский, Г. Петрусов, Р. Кармен; третий ряд: А. Архипов, М. Редькин, Н. Фиников. Май 1945 г.

Тружеников тыла стали чествовать гораздо позже, когда ряды участников стали заметно редеть. Мне, молодой дурочке, каждый год, приносящей в День Победы цветы, деду Мише и «тётке Таньке» даже в голову не приходило поздравлять свою бабулю, - она же не воевала! Сегодня ряды тружеников тыла крайне немногочисленны.

На смену им приходят другие - «дети войны». Люди, чьи самые светлые и безмятежные годы были опалены войной:

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись, ребенок -
Последний гражданин села.
Испуганный котенок белый,
Обломки печки и трубы -
И это все, что уцелело
 От прежней жизни и избы.
Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик, без слез,
Три года прожил он на свете,
 А что узнал и перенес!
При нем избу его спалили,
Угнали маму со двора,
 И в наспех вырытой могиле
 Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребенка на снегу.

С.Я. Маршак

 

Кстати, о «тётке Таньке» (была у меня в детстве такая привычка почему-то именно так называть близких людей, а все дружно за мной повторяли). Так вот, Татьяна Елисеевна Алексеева прошла всю войну, была награждена орденами и медалями, красивая женщина с шикарной русой косой, работящая, словно двужильная. Всё при ней, а замуж не брали. Так и прожила всю жизнь возле моей бабушки. Мало того, когда я заводила разговор на эту тему, смотрели на меня, как «на потерпевшую». И только недавно я стала догадываться, «может быть, поэтому?!»:

«Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить. «Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи… Уходи… У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами…».

Поэт Евгений Долматовский выступает у Бранденбургских ворот. 1945 г.

Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич: «Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. «Не ходи, убьют, — не пускали меня бойцы, — видишь, уже светает». Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: «Заслуживает награды». В девятнадцать лет у меня была медаль «За отвагу». В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги… И меня посчитали убитой… В девятнадцать лет… У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее — и не верю. Дите!»

Отдадим дань уважения всему советскому народу, отстоявшему  честь нашей Родины на фронтах и в тылу.

Известно, что в главном параде в честь Дня Победы 24 июня 1945 года участвовало десять тысяч солдат и офицеров армий и фронтов. Прохождение парадных «коробок» войск продолжалось тридцать минут. За четыре года войны потери нашей армии составили почти девять миллионов убитых. И каждый из них, отдавших Победе самое драгоценное - жизнь! - достоин того, чтобы пройти в том парадном строю по Красной площади. Так вот, если всех погибших поставить в парадный строй, то эти «коробки» шли бы через Красную площадь девятнадцать суток… Попробуйте представить этот парад. Парадные «коробки» двадцать на десять. Сто двадцать шагов в минуту. В обмотках и сапогах, шинелях, "комбезах" и телогрейках, в пилотках, ушанках, «буденовках», касках, бескозырках, фуражках. И девятнадцать дней и ночей через Красную площадь шел бы этот непрерывный поток павших батальонов, полков, дивизий. Парад Героев, парад Победителей.

Задумайтесь!

Девятнадцать дней!..

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК, который сегодня возродился в памяти благодарных потомков и победоносно шествует по улицам сёл и городов.

В каждой семье «памятен свой герой». И когда сегодня, после официальных мероприятий, вы соберётесь за столом, то обязательно помянете их, вспомните рассказы о них. И по старому обычаю обязательно споёте суровые, традиционные, но такие светлые и душевные песни. А поскольку, как правило, помним мы всегда один куплет, то предлагаем вам шпаргалку:

«Темная ночь»
(Н. В. Богосло́вский, автор стихов: В. Г. Ага́тов)

Темная ночь, только пули свистят по степи,
Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают.
В темную ночь ты, любимая, знаю, не спишь,
И у детской кроватки тайком ты слезу утираешь.
Как я люблю глубину твоих ласковых глаз!
Как я хочу к ним прижаться сейчас губами!
Темная ночь разделяет, любимая, нас,
И тревожная, черная степь пролегла между нами.
Верю в тебя, в дорогую подругу мою,
Эта вера от пули меня темной ночью хранила.
Радостно мне, я спокоен в смертельном бою,
Знаю, встретишь с любовью меня,
Что б со мной ни случилось.

Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи.
Вот и сейчас надо мною она кружиться.
Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь,
И поэтому знаю: со мной ничего не случится!

«На безымянной высоте»
(В. Баснер, автор слов М. Матусовский)

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат…
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте –
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда.
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.
Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те –
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
Над нами «мессеры» кружили,
И было видно, словно днем.
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.
И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
Мне часто снятся все ребята –
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.
 Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте –
 У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

«Он не вернулся из боя»
(В. Высоцкий)

Почему все не так? Вроде все как всегда:
То же небо - опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода,
Только он не вернулся из боя.
 Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас,
Когда он не вернулся из боя.
Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал,
А вчера не вернулся из боя.
То, что пусто теперь, - не про то разговор,
Вдруг заметил я - нас было двое.
Для меня будто ветром задуло костер,
Когда он не вернулся из боя.
Нынче вырвалась, будто из плена, весна,
По ошибке окликнул его я: - Друг, оставь покурить! -
А в ответ - тишина:
Он вчера не вернулся из боя.
Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие - как часовые.
Отражается небо в лесу, как в воде,
И деревья стоят голубые.
Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло для обоих.
Все теперь одному.
Только кажется мне,
Это я не вернулся из боя.

«От героев былых времён»
(Р. Хозак, автор слов Евгений Агранович)

От героев былых времён,
Не осталось порой имён,
Те, кто приняли смертный бой,
Стали просто землёй, травой.
Только грозная доблесть их,
Поселилась в сердцах живых,
Этот вечный огонь,
Нам завещанный одним,
Мы в груди храним.
Погляди на моих бойцов,
Целый свет помнит их в лицо.
Вот застыл батальон в строю,
Снова старых друзей узнаю.
Хоть им нет двадцати пяти,
Трудный путь им пришлось пройти,
Это те, кто в штыки
Поднимался, как один,
Те, кто брал Берлин.
Нет в России семьи такой,
 Где б не памятен был свой герой,
 И глаза молодых солдат,
С фотографий увядших глядят.
Этот взгляд, словно высший суд,
Для ребят, что сейчас растут,
И мальчишкам нельзя,
Ни солгать, ни обмануть,
Ни с пути свернуть.

«Десятый наш десантный батальон»
(Б. Окуджава)

Здесь птицы не поют,
Деревья не растут,
И только мы, к плечу плечо
 Врастаем в землю тут.
Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым,
И значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех - мы за ценой не постоим.
Одна на всех - мы за ценой не постоим.
Нас ждет огонь смертельный,
И все ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный,
Десятый наш десантный батальон.
Десятый наш десантный батальон.
Лишь только бой угас,
Звучит другой приказ,
И почтальон сойдет с ума,
Разыскивая нас.
Взлетает красная ракета,
Бьет пулемет неутомим,
И значит нам нужна одна победа,
Одна на всех - мы за ценой не постоим.
Одна на всех - мы за ценой не постоим!
Нас ждет огонь смертельный,
И все ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный,
Десятый наш десантный батальон.
Десятый наш десантный батальон.
От Курска и Орла Война нас довела
До самых вражеских ворот.
Такие, брат, дела.
Когда-нибудь мы вспомним это,
И не поверится самим.
А нынче нам нужна одна победа,
Одна на всех - мы за ценой не постоим.
Одна на всех - мы за ценой не постоим!
Нас ждет огонь смертельный,
И все ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный,
Десятый наш десантный батальон.
Десятый наш десантный батальон.

«Хотят ли русские войны»
(Э. Колмановский, автор слов Евгений Евтушенко)

Хотят ли русские войны?
Спросите вы у тишины
Над ширью пашен и полей
И у берез и тополей.
Спросите вы у тех солдат,
Что под березами лежат,
И пусть вам скажут их сыны,
Хотят ли русские войны.
Не только за свою страну
Солдаты гибли в ту войну,
А чтобы люди всей земли
Спокойно видеть сны могли.
Под шелест листьев и афиш
Ты спишь, Нью-Йорк,
Ты спишь, Париж.
Пусть вам ответят ваши сны,
Хотят ли русские войны.
Да, мы умеем воевать,
Но не хотим, чтобы опять
Солдаты падали в бою
На землю грустную свою.
Спросите вы у матерей
Спросите у жены моей,
И вы тогда понять должны,
Хотят ли русские войны.

Обязательно спойте эти и другие песни со своими молодыми, а самое главное – юными родственниками. А вечерком устройте семейный просмотр традиционных военных кинофильмов, таких как «В бой идут одни старики», «Белорусский вокзал», «А зори здесь тихие»,…а чтобы лучше дошло - прекрасные киноленты последних лет «Матч», «Звезда», «Мы из будущего», «Спасите Ленинград», «Первый после бога»,…

Чтобы не говорили: «Война меня раздражает».

Чтобы не встали в модный строй и не надели свастику.

Это нужно не мёртвым, это нужно живым.

Пусть ещё много-много столетий на земле бушует мир, а 9 мая остаётся Днём Победы, Бесстрашия и Чести!

Храни нас Бог от военной годины!

С Днём Победы!

Саша Лемза
Фото с сайта https://aloban75.livejournal.com/1005721.html

У Вас недостаточно прав для комментирования