Природа всю неделю бушевала и никак не хотела успокаиваться: то дождь окатит с ног до головы, то холодный низовой ветер постучится в окно. Но в эти выходные видимо сами предки были на стороне потомков и «бубен солнца» торжественно перекочевал из Дады, жители которой накануне отмечали юбилей своего села, в Синду.

В преддверии Дня памяти начала Великой отечественной войны нам предстояло участие в большом событии – открытии мемориальной доски, посвященной людям, которые ушли на фронт защищать свои семьи и свой родной дом от вражеских оккупантов.

Как оказалось, Синда – не единственное место, где мы побывали. Основное действо проходило чуть ниже по протоке Синдинской, куда нужно было добираться на рыбацких лодках. Вам когда-нибудь приходилось ощущать ветер на своем лице? Меня переполняли детский восторг и трепет, когда я наконец-то смогла встать рядом с водителем у штурвала. Вот что значит впервые оказаться на борту настоящей лодки. Маленькое судно понесло нас к месту назначения.

Ветер покачивает верхушки деревьев. Уже ничего не говорит о том, что раньше здесь проживали люди. Ныне покинутое, но все также горячо любимое прежними жителями село Муха́, или по-нанайски – Муху́, полностью окунулось в объятия тайги. Муха было маленьким нанайским поселением, в котором проживало чуть более ста человек. Из села на фронт отправилось 50 колхозников, рыбаков и охотников, 20 из которых домой больше не вернулись. Они похоронены далеко от родины, на чужбине.

Лодка резво приближается к Мухинскому утесу, на котором виднеются белесые очертания. Перед нашим взором предстает портрет вождя пролетариата – Владимира Ленина. А вот опечаленный мужчина, который опустил знамя и совершает коленопреклонение, рядом с ним надпись «Слава погибшим воинам». На самом видном месте, словно белым пером, по камню высечен список их имен. Комсомольская звезда на камне чуть выше говорит нам о том, что рисунки были сделаны приблизительно в 1960-м году и позже. Автором работ и родоначальником традиции является Николай Пассар, житель села Муха, который из года в год возвращался на утес, чтобы поддерживать в ухоженном виде свои творения.

Шум работающего инструмента на какое то время прервал голос леса, но также быстро затих, и на утесе, отливая металлическим блеском, засверкала мемориальная плита. Все 50 имен смотрели на нас с места, где когда-то рождался, жил и умирал нанайский народ. Каждый житель вложил частичку себя в этот мемориал, каждый внес свою лепту в общее дело.

Идейным вдохновителем и инициатором установки памятной плиты был Вениамин Петрович Пассар. Именно он провел огромную исследовательскую работу и отыскал все необходимые сведения о погибших земляках, охватив по сбору информации не только всю Россию, но и ближнее зарубежье. Ведь главная цель установки доски - увековечивание памяти для всех живущих и тех, кто будет тут жить, памяти о подвиге мухинцев, внесших неоценимый вклад в приближение победы.

Нанайцы очень чтят свои корни, и потому на месте был проведен поминальный обряд. Около утеса развели небольшой костер, вокруг которого разложили подношения с традиционными нанайскими кушаньями - от каждого рода по тарелочке. Зазвучала родная для этих мест речь, все присутствующие поклонились до самой земли. Так потомки благодарили своих отцов, дедов и прадедов за чистое небо над головой. «Все мы - дети войны, все мы вас помним». Дым от костерка медленно поднимается к облакам, унося с собой преподнесённые дары. Это для того, чтобы духи предков точно так же, как и живущие, могли насладиться угощениями.

Женщины исполнили песню «Неизвестный солдат», слова в которой принадлежат Андрею Пассару, известному поэту, родом из Мухинского поселения, а музыка - Николаю Бельды из села Найхин.

Вениамин Петрович высказал свою инициативу об образовании новой традиции - собираться раз в год всем вместе около памятной плиты. И мне кажется, это замечательная идея.

К концу мероприятия количество человек, приехавших почтить память предков, приблизилось к 100. Был накрыт уже большой поминальный стол. Из свежайшей, пойманной прямо на месте, рыбы приготовили наваристую уху.

Все время, пока мы находились в старой Мухе, над нашими головами кружились бабочки, роились и сопровождали нас на каждом шагу. Старожилы увидели в этом знак: духи предков здесь, они нас слышат. И бабочки словно подтверждали это: аккуратно, как бы по-отечески, садились на плечи и руки присутствующих. Казалось, что духи вещали сквозь время: «Мы с вами».

Как и раньше, бежит маленькая лодка по Синдинской протоке, и, как и раньше, память об ушедших когда-то односельчанах вечно будет храниться в сердце маленького амурского народа.

Елена Киле
Фото Любови Степанюк

У Вас недостаточно прав для комментирования